Глава РЭО: наша работа не ограничится реформой обращения с отходами | РЭО

14 января 2019 года президент России Владимир Путин подписал указ об учреждении Российского экологического оператора (РЭО), который стал проводником реформы обращения с отходами в стране. Генеральным директором этой публично-правовой компании стал Денис Буцаев. В своем первом интервью в этом статусе он рассказал ТАСС, какие проблемы в отрасли он видит, как планирует привлечь в нее инвестиции и закроется ли организация после реформы.

— Денис Петрович, какие глобальные проблемы в отрасли обращения с мусором в России вы видите? — Есть характерные проблемы не только для этой отрасли, но для многих других, которые проходили периоды становления, роста и формирования. Рынок создается с нуля. А те проблемы, которые были при старой системе, — это наследие, с которым сейчас приходится разбираться. Тогда отрасль страдала из-за отсутствия прозрачности в регулировании, стабильности экономических параметров, в том числе при формировании тарифов. Это приводило к созданию достаточно большого круга спекулятивных или временных компаний, которые не могли качественно оказывать услуги потребителям. Когда мы приведем отрасль к понятным и прозрачным правилам игры, мы сможем добиться стабильности основных экономических параметров рынка на среднесрочную перспективу. Я имею в виду в основном тарифы сейчас. Когда мы сможем избавиться от спекулятивных игроков, приведем отрасль к партнерам с долгосрочными стратегиями, мы решим задачи, поставленные перед страной. — Недавно Минприроды заявило, что 62 субъекта РФ готовы снизить тариф на вывоз мусора для населения. Как это может быть реализовано? — Субъекты всегда готовы понизить тариф. Главное, чтобы региональные операторы были готовы за эти деньги выполнять возложенные на них обязательства.Мы относимся крайне аккуратно к формированию и пересмотру тарифов. Сейчас в них и так есть пробелы, которые не позволяют региональным операторам выполнять необходимые действия, например, покупать новые контейнеры. Иногда плечо доставки мусора рассчитано некорректно. В большинстве регионов в тарифе не предусмотрены инвестиции в развитие, что для нас означает отсутствие планов строительства новых инфраструктурных объектов. РЭО сможет дать рекомендации компаниям и местным властям, как это можно исправить. Мы проанализируем нормы накопления мусора и территориальные схемы обращения с отходами в регионах на такие «пробелы», завершим эту работу в III квартале 2019 года. Мы также проверим тарифы: насколько полно они отражают расходы операторов и нет ли злоупотреблений с их стороны. Только после комплексного анализа мы сможем сказать, нужно ли пересматривать стоимость вывоза мусора.

Взгляд профессионального инвестиционщика

— Как вы оцениваете привлекательность мусорной отрасли в России для инвесторов сейчас? — Сейчас она на крайне низком уровне. Это объясняется необходимостью существенных объемов проектного финансирования и отсутствием залоговой базы либо внятного источника возмещения инвестиционных затрат. К тому же тарифная политика в регионах только формируется. По экспертным оценкам, объем необходимых инвестиций на создание новой инфраструктуры — около 200 млрд рублей (имеются ввиду 182 млрд рублей в рамках национального проекта «Экология» — прим. ТАСС). Но в прошедшие годы было привлечено немногим менее 20 млрд рублей. Поэтому необходимо запустить новые инструменты привлечения инвестиционных средств и реинициировать, «оживить» инвестиционные инструменты, которые уже существуют, но не работают по каким-то причинам. Например, концессии — привлекательный способ инвестиций в отрасль. Если мы сможем предложить новый формат софинансирования, в том числе за счет бюджетных источников, то мы сможем значительно увеличить приток внебюджетных инвестиций. — Каков срок окупаемости предприятий в отрасли обращения с отходами? — По концессиям окупаемость составляет шесть−восемь лет в среднем. Есть примеры, когда некоторые объекты окупались быстрее — около пяти лет, но это скорее исключение. Есть прецеденты, когда окупаемость превысила десять лет. Это уже является следствием неправильно сформированного проекта. Горизонт до десяти лет сравним со средними маржинальными секторами. — Вы говорили, что отобрали первые 20 инвестиционных проектов в области обращения с отходами. — Мы еще отбираем их, финализируем к июню. Еще 80 проектов мы рассчитываем определить до конца 2019 года для реализации. Средства на софинансирование этих проектов могут быть обеспечены из национального и федерального проектов. — Какое количество проектов вы планируете отбирать для реализации ежегодно? — Мы не ставим задачу по количеству проектов к реализации. У нас есть целевые показатели национального проекта, которые должны быть обеспечены соответствующей инфраструктурой (согласно нацпроекту «Экология», к 2024 году доля сортируемого мусора должна увеличиться с 12% до 60%, а перерабатываемого — с 7% до 36% — прим. ТАСС). Вполне возможно, нам хватит 100 проектов, чтобы выполнить цели. Если не хватит, то мы будем увеличивать количество объектов. — Из чего будет складываться бюджет Российского экологического оператора и какой у него будет размер?

— В бюджет национального проекта «Экология» заложены средства на реализацию федерального проекта «Комплексная система обращения с твердыми коммунальными отходами» (почти 107,9 млрд рублей до 2024 года из федерального бюджета — прим. ТАСС). На эти деньги в том числе планируется реализовывать мероприятия Российского экологического оператора, но они будут осуществляться в рамках проектной деятельности правительства РФ. То есть мы должны предложить план мероприятий, защитить его на президиуме Совета при президенте по стратегическому развитию и национальным проектам, и после этого он должен быть обеспечен финансированием. Поэтому все будет зависеть от плана мероприятий и от того объема инвестиционных проектов, которые мы вместе с регионами и инвесторами сможем предложить к реализации.

Какие инструменты будут у РЭО

— Какие механизмы софинансирования сможет использовать РЭО? — Сейчас утвержден план, включающий разработку инвестиционных инструментов, с помощью которых публично-правовая компания намеревается поддерживать проекты. Финальный перечень механизмов будет утвержден наблюдательным советом РЭО. — Когда? — Мы планируем провести очередное заседание совета в июне 2019 года, на нем мы также планируем утвердить 20 первых проектов. В зависимости от качества и формата подготовленных проектов мы сможем определить, какие инструменты целесообразно применить. Пока среди обсуждаемых инструментов РЭО наиболее проработанными являются льготное заемное финансирование и вхождение в капитал. — В качестве одного из инструментов РЭО в уставе компании перечисляется выпуск «зеленых» облигаций. Какова будет роль оператора, если уже сейчас компании самостоятельно проводят эмиссию этих бумаг? — Подобных эмиссий в России было уже несколько, из них часть успешные, часть — нет. РЭО совместно с Минпромторгом РФ сможет усовершенствовать нормативную базу. Также публично-правовая компания может выступить организатором выпуска «зеленых» облигаций и использовать облигационный займ для финансирования инвестиционных проектов. Главное — повысить доверие инвесторов к этому инструменту, чтобы помочь коллегам по инвестиционному цеху более эффективно привлекать деньги по более низким ставкам в рамках этих размещений. Отрасль обращения с коммунальным мусором не самая маржинальная, поэтому любое снижение ставки привлечения средств повысит ее эффективность. В перспективе все должно измениться, она станет привлекательной, и за приход в отрасль вполне может развернуться жесткая конкуренция.

Исследовательская и образовательная функции компании

— Реформа обращения с отходами стартовала в России с 1 января. Однако часть регионов тяжело в ней продвигаются. Российский экологический оператор будет им как-то помогать? — Несомненно. У нас будет сформирован департамент, который будет заниматься методологической и технологической помощью и будет консультировать. Мы будем выезжать на место, смотреть, что происходит не так, и предлагать помощь региональным операторам и органам власти. — У Российского экологического оператора будут отделения по всей России? — Отделений не будет. Мы обсуждаем возможность сделать представителей, но только на уровне федеральных округов. Они будут сопровождать инвестиционные проекты на своей территории. — Если отделений не будет, то планируете ли вы каким-то другим способом собирать жалобы от населения и контролировать ситуацию? — Российский экологический оператор создал единую для всей страны Линию реагирования — 8 800 600-90-08. Сейчас она работает в тестовом режиме.Горячая линия — это часть большой IT-системы мониторинга ситуации и сбора жалоб от населения по поводу обращению с твердыми коммунальными отходами. Система называется «РЭО Радар». Работать она будет следующим образом: с помощью трех основных каналов — сайта, приложения и колл-центра — россияне смогут в течение пары минут сообщить о нарушении в своем городе и регионе, приложить к обращению фотографию и прислать нам. РЭО проверит обращение и направит региональному оператору для устранения. У региональных операторов и представителей субъектов РФ будет свой доступ, свой личный кабинет в системе. С его помощью они смогут контролировать и анализировать ситуацию с обращением коммунального мусора на своей территории. После решения проблемы региональный оператор должен будет зафиксировать это и переслать информацию в систему для проверки. Итоговое решение о ликвидации проблемы примет житель уже в своем личном кабинете. Сайт «РЭО Радар» заработает в начале июня. Приложение — через месяц после сайта.

Новые технологии в мусоре

— В качестве заместителя председателя правительства — министра инвестиций и инноваций Московской области вы занимались локализацией иностранных производств в РФ. Как вы продолжите эту работу в новом статусе? — Мы можем привязывать наши меры поддержки к приобретению локализованного оборудования, которое по характеристикам технологии и экономики удовлетворяет самым современным требованиям. Также мы собираемся скоординировать программы по поддержке производства оборудования для отрасли с Минпромторгом РФ. Публично-правовая компания может аккумулировать заказы региональных операторов на технику. Мы можем сделать это в виде электронной площадки или просто базы данных. Например, занимающиеся конверсией предприятия смогли бы с ее помощью определить вектор своего развития, учитывая спрос на конкретную продукцию. Вместе с Минпромторгом мы рассматриваем возможность создавать для прихода инвесторов в переработку коммунальных отходов обеспеченные инфраструктурой площадки, похожие на индустриальные парки или технопарки. — Какие новые технологии планирует РЭО привлечь в отрасль обращения с отходами в России? — Мы изучаем опыт использования пиролиза (термическая обработка отходов при температуре 400−800 градусов и недостатке кислорода) для обезвреживания отходов, а также производства из мусора вторичного твердого топлива (RDF) и компоста. Естественно, все технологические новинки нам крайне интересны, если они могут повысить привлекательность переработки отходов. — Еще одну технологическую проблему недавно озвучили участники рабочей группы «Экология» Госсовета РФ. Они предлагали найти способ учитывать образование отходов от «мигрирующих потоков» людей. Зачем? — Нам нужна достаточно универсальная система учета проживающего населения. Эта система должна отражать миграционные потоки, например, в гостиницах и в частном жилом секторе. Это необходимо для курортных зон и прилегающих к крупным мегаполисам территорий. В частности, Подмосковье обычно принимает около 5 млн человек в летний период. — Как это может быть сделано? — Можно отслеживать перемещение людей с помощью различных технологий, в том числе по количеству абонентов сотовой сети. Мы можем применять такие решения. Есть и более простые: миграционная служба, прикрепление к поликлиническому звену. Задача нетривиальная, придется искать комплексные решения.

Закрыть на замок контейнер

— Еще одна из недавно поставленных правительством задач — переход на оплату фактически накопленного жителями мусора. Высказывались мнения, что жители будут выбрасывать отходы в чужой бак, чтобы платить меньше, или региональные операторы будут выставлять счет за вывоз полупустых баков. Как этого избежать? — Вполне возможно, что могут возникнуть злоупотребления, как и в любой другой сфере. Но они могут быть отрегулированы. Мы можем посмотреть зарубежный опыт ограниченного доступа к контейнерам: такие решения уже используются в странах, где вывоз мусора оплачивается по факту. На мой взгляд, здесь изобретать велосипед не надо. Есть вариант кодового замка. Можно запирать не контейнер, а контейнерную площадку в целом, если есть такая физическая возможность. — Будет ли какая-то эволюция мусорных баков? Я знаю, единообразие контейнеров обсуждалось на правительственной комиссии при Алексее Гордееве.— Сейчас все баки наземные, они имеют утилитарную конструкцию. Можно их увеличить в объеме и сделать полуподземными. Этот позволит сократить частоту вывоза мусора и сделать весь процесс более технологичным. Для таких контейнеров понадобятся специальные мусоровозы, поэтому изменение технологической схемы не может быть произведено быстро. Но если мы говорим о перспективных технологиях, то нужно думать и об этом.

Медицинские отходы

— Недавно премьер-министр РФ Дмитрий Медведев поручил выработать предложения по регулированию оборота медицинских отходов. Как вы считаете, что потребуется сделать? — Поручение получило Министерство природных ресурсов и экологии РФ, предложения мы будем готовить совместно с ними. Все просят обеспечить регулирование этой отрасли в формате, приближенном к регулированию оборота твердых коммунальных отходов (ФЗ-89 «Об отходах производства и потребления» — прим. ТАСС) или создать специальный нормативный документ. По нашему мнению, если будут соблюдаться специфические условия при сортировке и утилизации, медицинские отходы могут регулироваться по аналогии с твердыми коммунальными отходами. — То есть можно передать полномочия по обращению с медицинскими отходами региональным операторам по вывозу коммунального мусора?

— Нет. Разве операторы, которые вывозят коммунальные отходы, смогут использовать те же машины, сортировки и перерабатывающие предприятия для обращения с медицинскими отходами? Должен быть отдельный транспорт, отдельное место сортировки, перегрузки и утилизации. Необходимо создавать принципиально новую вертикально интегрированную инфраструктуру по обращению с отходами этого класса опасности. Будут ли это делать существующие региональные операторы или для этого потребуется создать нового? Этот вопрос можно будет рассмотреть по результатам анализа объемов и морфологии образования такого мусора в конкретных субъектах.

За гранью нацпроекта

— Как вы считаете, получится ли привлечь 182 млрд рублей инвестиций в этот рынок до 2024 года, как прописано в национальном проекте «Экология»? — Нет никаких сомнений. — Может быть, вы перевыполните эту задачу? — Не готов комментировать. — Реально ли достигнуть целевые показатели национального проекта? — Да, мы достигнем их. Для этого нам необходимо скорректировать существующие и принять новые законодательные акты. Мы должны ввести единообразие территориальных схем и предусмотреть сотрудничество между субъектами. После запуска государственной информационной системы мы сможем определить реальный баланс мусора в России на разных этапах его обработки, начиная с мест образования и заканчивая переработкой. Это даст нам возможность грамотно формировать инвестиционные программы, понимать, где требуется новая инфраструктура, а где она избыточна. В дальнейшем эта информация позволит нам увеличить число инструментов для привлечения инвесторов в отрасль. Мы также будем работать над программными мероприятиями по сдерживанию роста образования отходов. — Национальный проект «Экология» должен быть выполнен к 2024 году. А к какому сроку модернизация рынка, по вашему мнению, полностью завершится? — Мы можем говорить, что к 2024 году мы создадим необходимую инфраструктуру для достижения целевых показателей. — А что нас ждет за границей национального проекта?

— Дальнейшее поступательное развитие отрасли. Мы сможем ставить более амбициозные задачи. Сейчас у нас есть задача по снижению захоронения отходов, в дальнейшем мы можем прийти к возможному отказу от захоронения мусора как такового и ликвидации полигонов в их традиционном понимании (в виде свалок), если для этого у нас будут внедрены все необходимые технологии. Часть стран имеет возможность отказаться от захоронения полностью, но не делает этого из-за экономических предпосылок. Точно также мы можем создать достаточно прибыльную отрасль переработки отходов в сырье, наладить его экспорт и получать налоги. — Когда цели реформы будут достигнуты, Российский экологический оператор закроется? — Надеюсь, когда-то необходимость в Российском экологическом операторе отпадет. Но говорить о том, что это должно произойти к 2024 году, я бы не стал. Мне кажется, что задача по формированию комплексной системы обращения с отходами явно простирается за эту календарную дату.